Поиск
Сегодня
ЧЕТВЕРГ
28 октября
по новому стилю
/
 
15 октября
по старому стилю
Православный календарь
Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru

На главнуюКарта сайтаКонтакты
Новости
Интернет-зависимость распространяется среди россиян с невероятной скоростью


http://www.gzt.ru/topnews/science/-psihologi-obnaruzhili-v-rossii-rezkii-rost-/358370.html?from=1columndownfromindex
Психологи обнаружили в России резкий рост интернет-зависимости
Юлия Синяева

Интернет-зависимость распространяется среди населения России с невероятной скоростью и в скором времени может составить конкуренцию таким видам заболеваний, как наркомания и алкоголизм. О том, как бороться с сетевой зависимостью и кто в основном попадает под ее влияние, GZT.RU рассказали ведущие эксперты в этой области.

22–23 апреля в Московском городском психолого-педагогическом университете (МГППУ) состоялась всероссийская научно-практическая конференция «Аддиктивное поведение: профилактика и реабилитация», на которой обсуждались проблемы различных видов зависимостей людей.

«Таких не берут в космонавты»

Интернет-зависимое поведение, как и многие другие формы зависимого поведения, — это способ патологического приспособления к жизни, рассказал Владимир Малыгин, доктор медицинских наук, заведующий кафедрой психологического консультирования МГМСУ. Согласно усредненным данным, сейчас от 5 до 14% находятся под влиянием глобальной паутины, и дело здесь не только в легкой доступности «виртуального наркотика».

Под сетевую зависимость чаще всего попадают эмоционально-чувствительные, тревожные подростки, которым трудно в этом мире. «Таких не берут в космонавты. Они не относятся к возбудимым личностям, которые пойдут пить пиво, пару раз получат в глаз или сами дадут. Они относятся к тем, кто не пьет пиво и кого не берут в эти компании. Им сложно в отношениях, трудно получить чувства, любовь и все остальное. А в виртуале все проще: там в глаз не дадут, любовь не отвергнут, и даже если отвергнут, то можно забанить и завести новый роман», — разъяснил психотерапевт.

Практически все формы зависимого поведения— это один из вариантов бегства от реальности. «Интернет-зависимость— тоже бегство, бегство от истинных чувств, от реальных отношений. Ведь реальные отношения, любовь— это всегда боль. Люди, особенно подростки, боятся этого»,— считает эксперт.

Пикап вместо интернета

В результате такой семейной разрозненности у ребенка возникает недоразвитие эмоционального интеллекта и, как итог, сетевая зависимость. «Около 50% интернет-зависимых детей — депрессивные больные. Причиной является сниженное настроение, невозможность получения эмоций, интернет здесь используется в качестве лекарства от тревоги, позволяет отвлекаться», — говорит Малыгин.

Такую форму депрессии крайне сложно диагностировать, и даже если родитель понимает, что ребенка надо вести к специалисту, то здесь возникает еще одна немаловажная проблема: само «чадо» вряд ли самовольно согласится пойти от голубого экрана к человеку в белом халате «В таком случае нужно придумывать завлекаловки. Например, сказать своему ребенку: „Пойдем со мной: тебя и гипнозу научат, и с девушками знакомиться, и пикапу и т.д.“. У меня, к примеру, есть симпатичная и красивая аспирантка Аня. Вот на такой „золотой крючок“ мы часто подростков ловим», — с юмором рассказывает Владимир Малыгин.

А вот на что надо наложить родителям вето, так это на различные виды наказаний, «обрубания» интернета и лишения ребенка других удовольствий. «Все эти действия не только бесполезны, но и вредны, так как подталкивают подростка к бегству из дома. Если вы отключите интернет, ребенок переместится в интернет-кафе, перекроете и этот путь – может быть только хуже: и до самоубийств, бывает, доходит. Отношения с детьми надо выстраивать, об эмоциях надо говорить, идти к доктору, и в первую очередь родителям», — наставляет специалист.

«Любовь с надрывом»

Все виды зависимого поведения тесно контактируют друг с другом. Грубо говоря, человек, отказавшись от алкоголя, с большой долей вероятности может увлечься рулеткой, и наоборот. Правда, тут необходимо понимать, что людей, страдающих определенными видами зависимости, хоть и объединяет одно «горе», но отличают личностные свойства. Например, человек, которому вечно не хватает адреналина в жизни, скорее пойдет в казино, чем засядет в обнимку с мышкой перед экраном компьютера.

В последние несколько лет проявилась и еще ода форма зависимости, свойственная для отъявленных любителей адреналина, — эротическо-любовная. Иными словами, люди получают интенсивные эмоции через секс или межличностные отношения.

«В этом случае любовные отношения натянуты как струна, которая вот-вот лопнет. Любовь с надрывом. У меня есть пациент, который сознательно делает надрыв, чтобы все кипело. То есть он доводит отношения до сильной ссоры, затем наступает перемирие с интенсивным сексом, а затем опять разрыв. И все это осознанно. Ощущения такие, что нет никакой разницы, как в рулетку сходил поиграть», — рассказывает Владимир Малыгин.

Для такого типа людей адреналин — это наркотик. «У меня есть приятельница, она лет 15–16 назад бросила мужа и вышла замуж за человека, который 17 лет провел в тюрьме. У них двое детей, они в постоянном конфликте, он эпизодически разрушает ее бизнес, заводит любовниц, пьет. Раньше она не понимала, зачем ей все это надо. А теперь прекрасно понимает — адреналин. „Я без этого не могу“, — говорит она мне. Самое интересное, что она пыталась и бросить его, но прожила полгода и поняла, что не может. Она специально ищет проблем. Брак для получения адреналина патологичен, но это и притягивает», — рассказывает психотерапевт.

По словам эксперта, если человека, страдающего адреналиновой зависимостью, не устраивает окружающий его мир, который его этим адреналином, собственно, и снабжает, то ему необходимо искать замену: прыжки с парашютом, например, и тому подобное.

Трудоголики и лентяи

В последние несколько лет в России сформировалась и еще одна форма зависимости — трудоголизм. «Трудоголизм — это своего рода форма преодоления стресса, и базируется он, как и любой другой вид зависимости, на так называемом эффективном копинг-поведении», — поясняет Наталья Сирота, доктор медицинских наук, декан факультета клинической психологии и заведующий кафедрой клинической психологии МГСМУ.

«Копинг-поведение — концепция, которая заключается в том, что человек в процессе своего развития все время встречается со стрессом, у него вырабатываются формы преодоления этого стресса, они могут быть более или менее адаптивные и совсем неадаптивные», — рассказывает Сирота.

Интересно, что в Европе проблеме трудоголизма уделяется особое внимание, а в Японии за количеством часов, проведенных человеком на работе, следят тщательнее, чем чуть ли не за самим качеством выполняемой работы.

При трудоголизме человек испытывает патологическое влечение к работе, отказывается от функционирования в любых других сферах жизни, утрачивает способность радоваться и веселиться, становится эмоционально опустошенным, при этом справиться с данной проблемой человеку крайне сложно — нет мотивации. Ведь в процессе работы повышается самооценка, «кормится нарциссическая составляющая», человек не мыслит себя без деятельности.

Специалисты отмечают, что справиться с трудоголизмом порой тяжелее, чем даже с химической, игровой или интернет-зависимостью.

© 2008 «ОБЩЕСТВО ПРАВОСЛАВНЫХ ВРАЧЕЙ РОССИИ»
Разработка Океанит