Поиск
Сегодня
ЧЕТВЕРГ
23 мая
по новому стилю
/
 
10 мая
по старому стилю
Православный календарь
Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru

На главнуюКарта сайтаКонтакты
Новости
Закон о здоровье: 100 поправок из 300


http://www.pravmir.ru/protoierej-maksim-obuxov-prinyatie-zakona-ob-oxrane-zdorovya-eto-proigrysh/
Протоиерей Максим Обухов: Принятие закона об охране здоровья — это проигрыш

21 октября Государственная дума приняла во втором чтении федеральный закон «Об основах охраны здоровья граждан Российской федерации». В процессе разработки и доработки законопроекта развернулась широкая общественная дискуссия.

Принятие закона прокомментировал активный участник полемики руководитель православного медико-просветительского центра «Жизнь» протоиерей Максим Обухов.

Процесс принятия закона об охране здоровья меня вдохновил. Он показал, что наше общество не мертвое: возбудил большую активность среди общественных организаций и просто неравнодушных людей.

Сильное разочарование вызвали попытки давления из-за рубежа. Ряд феминистских и других организаций, базирующихся в России, но имеющих зарубежное происхождение, проводили демонстрации, акции протеста, и тем самым проявили себя не лучшим образом. Теперь мы увидели, что на территории России действует антироссийское демографическое лобби, заинтересованное в снижении численности населения и увеличения числа абортов.

Некоторые отечественные партии также показали себя крайне неприглядно. В частности, официальные представители партии «Яблоко» участвовали в акциях в поддержку абортов.

Оказалось, что многие идущие процессы, направленные, в частности, на контроль за рождаемость, гораздо сильнее, чем мы думали.

В целом принятие этого закона — это проигрыш. При комитете Государственной думы по охране здоровья действовала комиссия по делам семьи, которая разработала ряд поправок, направленных на снижение числа абортов. Подчеркну, что сюда не входило предложение о запрете абортов как заведомо непроходное, хотя этот вопрос обсуждался, и все согласились с тем, что жизнь от зачатия до рождения должна быть защищена.

Абсолютное большинство разработанных поправок в закон не вошло.

Из положительных результатов можно назвать внесение предложения о «днях тишины» – периоде после обращения женщины к врачу, в который не может быть сделан аборт. Я думаю, что эта поправка была внесена в результате общественного давления и эффективной работы общественных организаций, тогда как Комитет по охране здоровья ее вносить не хотел.

Много споров вызвал вопрос о суррогатном материнстве. Сейчас оно не запрещено. Новый закон защищает приоритеты заказчика ребенка, и это начинание очень сомнительно по той причине, что суррогатное материнство противоестественно. В результате его противоестественности, помимо гибели многочисленных эмбрионов, возникают правовые противоречия. У ребенка оказываются несколько родителей и вообще участников сделки: биологические родители, суррогатная мать, возможно — ее супруг, посредники. В этом хаосе непонятно, кому принадлежит ребенок. Поэтому рождение детей от суррогатных матерей сопровождается многочисленными судебными тяжбами между участниками сделки, что никакие законы не останавливают и не остановят.

Суррогатное материнство — это бизнес, и узаконивание этой практики пролоббировано теми, кто имеет в данной области корыстный интерес.

Озабоченность вызывает тема донорства органов недееспособных лиц. Наше общество к этому не готово. Церковь никогда не выступала против донорства, но при том, что Россия входит в первую пятерку стран по количеству умышленных убийств, при невероятном уровне коррупции, при полном отсутствии защиты детей-сирот — естественным образом приходится подозревать возможность развития черной трансплантологии на базе интернатов для умственно отсталых, директора которых получат право распоряжаться телами своих воспитанников, тем более, что детские органы — самые ценные.

Мы проводили опросы общественного мнения. Большинство опрошенных высказывали опасения в существовании черной трансплантологии. Уровень законности и правопорядка в нашей стране развитию трансплантологии мешает.

В целом, на мой взгляд, комитет по охране здоровья закрыт для диалога с обществом. Однако диалог с ним необходимо продолжать. Придет другая Государственная дума с новым составом, и можно будет обсудить возможность внесения поправок в уже принятый закон.

Подготовила Мария Сеньчукова


http://www.miloserdie.ru/index.php?ss=1&s=8&id=16133
Закон о здоровье: 100 поправок из 300

Принятию во втором чтении законопроекта «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» предшествовала серьезная общественная дискуссия. Общественностью предлагался широкий спектр поправок. Однако из 300 предложенных группой экспертов (в которую входили и православные) поправок, в текст документа включили только 109.

Теперь по всей России будут действовать единые стандарты медицинской помощи, и право на бесплатную медицину закреплено за каждым живущим на территории страны, независимо от его гражданства. Один из самых ярых противников законопроекта Леонид Рошаль считает, впрочем, что все эти права за россиянами и так закреплены конституционно. В принятый во втором чтении законопроект вошла треть поправок, предложенных экспертами.

- У нас не было лета, не было отдыха. – Заявил Леонид Михайлович на прошедшей сегодня пресс-конференции. – Мы работали по 24 часа в сутки, а в Госдуме у нас была тяжелая борьба. Иногда опускались руки, но мы их все-таки не опускали. Думаю, что и после принятия закона будут поправки. Нельзя плевать на профессиональные организации и видеть в них врагов.

Рошаль и новый вариант законопроекта считает неидеальным и недоработанным. В основном он критикует 76 главу, посвященную саморегулированию здравоохранения, но и все остальные его «не вполне устраивают». А православная общественность тем временем возмущена тремя пунктами документа, касающимися абортов, суррогатного материнства и трансплантологии. Их «Милосердию» прокомментировал вице-президент Российской Академии медицинских наук, директор центрального НИИ организации и информатизации здравоохранения Минздрава Владимир Стародубов:

- В законе четко прописано: женщине на размышления дается 48 часов с 4 по 6 неделю беременности, между 7-10 неделями – 7 дней.

Аргументировано такое решение тем, что перед так называемыми мини-абортами женщинам требуется меньше времени на принятие решения. Владимир Иванович рассказал, что прослушивать сердцебиение плода никто заставлять не будет: «Как можно заставить женщину слушать сердце?» Относительно законодательного регулирования трансплантологии Стародубов пояснил, что если раньше была презумпция несогласия – то есть, органы не изымали без особого разрешения умирающего или его родственников, теперь она меняется на презумпцию согласия – органы изымаются, если не было заявления об обратном. В случае с недееспособными детьми или взрослыми изъятие проводится с разрешения опекуна, например, директора психоневрологического интерната. Академик заверяет, что всплеска черной трансплантологии это не повлечет: «Ну, например, в каком-нибудь детдоме изъяли органы у пяти, скажем, детей подряд. Прокуратура сразу же заинтересуется и придет туда, вы чего?!»

- Очень много было противников положений о суррогатном материнстве. Почему их пожелания не учли?
- Почему не учли? Мы все-таки цивилизованная страна и предоставили такую возможность. Мы же не призываем всех этим заниматься. Есть семьи, где других вариантов нет.

- А что, это действительно такая востребованная и полезная «услуга»?
- Нет, это в сериалах она востребованная, а в жизни не так много случаев. И в законе четко прописаны обязательства принимающей пары и самой суррогатной матери.

Впрочем, Стародубов отметил, что новый закон «рамочный», подразумевающий большое количество подзаконных актов, которыми он может несколько дополняться и корректироваться. Окончательное чтение законопроекта намечено на начало ноября.

Анна ЗАХАРЧЕНКО

© 2008 «ОБЩЕСТВО ПРАВОСЛАВНЫХ ВРАЧЕЙ РОССИИ»
Разработка Океанит