Поиск
Сегодня
ПОНЕДЕЛЬНИК
10 августа
по новому стилю
/
 
28 июля
по старому стилю
Православный календарь
Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru

На главнуюКарта сайтаКонтакты
Новости
Россия опережает страны Евросоюза по уровню смертности от сердечно-сосудистых и инфекционных заболеваний, неравенству доходов и числу разводов


http://miloserdie.ru/index.php?ss=20&s=36&id=16446
Первые с конца

Россия опережает страны Евросоюза по уровню смертности от сердечно-сосудистых и инфекционных заболеваний, неравенству доходов и числу разводов. Уступаем мы Объединенной Европе по качеству медицины и образования, доступности информации и развитию человеческого потенциала. Об этом свидетельствуют данные Федеральной службы государственной статистики, опубликованные в ежегодном сборнике «Россия и страны — члены Европейского Союза». О подобном раскладе сил можно было догадаться и без статистических выкладок. Однако цифры дают наглядное представление о масштабах различий и позволяют рассуждать об их причинах.

На прошлой неделе Росстат представил ежегодный статистический сборник, в котором сравниваются экономические и социальные показатели России и 27 стран Евросоюза. Материалы ведомства представлены в виде сотни с лишним таблиц, отражающих положение дел в самых разных областях. Первое, что бросается в глаза при сопоставлении цифр: наша страна является далеко на самой бедной в Европе. Однако это не приносит россиянам никаких дивидендов в плане качества жизни. В социальной сфере мы прочно лежим на дне. Такое несоответствие наводит на мысль о том, что главное — не сколько государство зарабатывает денег, а как оно умеет их тратить. И вот как раз с этим в России всегда были проблемы.

Страна у нас богата…

Самыми бедными и отстающими странами Евросоюза считаются новички из бывшего соцлагеря, ставшие членами континентальной семьи в 2000-х. Записными аутсайдерами практически по всем показателям являются Болгария и Румыния. Чуть лучше обстоят дела в странах Балтии, Польше, Словакии. В том, что касается экономической составляющей, Россия этим странам если и уступает, то незначительно, а по некоторым показателям даже уверенно превосходит.

Так, например, по объемам промышленного производства мы входим в число континентальных лидеров по большинству товарных групп, а в производстве сырья нам вообще нет равных. По объему потребления домашних хозяйств наши соотечественники обгоняют и румын, и болгар. По темпу прироста новой жилплощади Россия находится в первой восьмерке. Кроме того, не скажешь, что россияне голодают: по среднесуточному потреблению килокалорий на душу населения Россия совсем немного уступает Евросоюзу — 3376 против 3466. В плане безработицы мы даже немного выигрываем у европейских соседей: по итогам 2010 года в Европе было в среднем 85 безработных на тысячу трудоспособных жителей, тогда как в России — 82.

По величине душевого ВВП по паритету покупательной способности Россия опережает не только Болгарию и Румынию, но также Латвию и Польшу: показатель нашей страны по данным на предкризисный 2008 год (более поздних данных пока попросту нет) — 15,9 тыс. евро, в Польше он немного превышает 14 тыс. евро, в Румынии — 11,7 тыс. евро, в Болгарии — 10,9 тыс. евро. Наиболее благополучным странам Запада Россия уступает по размеру ВВП на душу населения в полтора-два раза. Но из-за низкой эффективности расходования средств мы в итоге проигрываем даже тем, кого превосходим по экономическим показателям.

Похвастать нечем

Как это ни прискорбно, но пока наша страна выглядит чужой на европейском празднике жизни. В том, что касается социальных критериев, более всего поражает воображение провал в области здравоохранения. Смертность в России существенно превосходит показатели других стран. Например, по количеству смертей от сердечно-сосудистых заболеваний (352 умерших на 100 тыс. жителей) Россия в шесть раз превосходит Бельгию, в четыре — Австрию и в три — нашу «соседку» по рейтингу, Болгарию. Россия находится в «лидерах» и по смертности от инфекционных заболеваний, а также от болезней органов пищеварения. Смертность от болезней системы кровообращения (684 умерших на 100 тыс. жителей) и от внешних причин (145 умерших на 100 тыс. жителей) в нашем отечестве превосходит европейские страны в разы.

Число выявленных новых случаев ВИЧ-инфекции ставит нашу страну в один ряд не с Европой, а со странами экваториальной Африки. В 2010 году в России это заболевание было первично диагностировано у 50,7 тыс. человек. У ближайшего преследователя, Испании, — чуть более 1 тыс. вновь выявленных случаев, в большинстве же стран ЕС — менее 100 заболевших.

Возможно, все дело в том, что здравоохранение несмотря на всевозможные нацпроекты и громкие слова первых лиц государства у нас не считается приоритетной статьей бюджетных расходов. Лидеры Евросоюза тратят на медицину 6–8% своего немалого ВВП. Россия в уходящем году потратила около 4% ВВП (который, напомним, меньше европейского в расчете на душу населения), а в ближайшие три года эта сумма станет еще меньше: в федеральном бюджете на 2012 год и плановый период 2013–2014 годы траты на социальную сферу урезали в угоду военным расходам.

Полуразрушенные больницы и поликлиники, отсутствие современной медицинской аппаратуры, перебои с лекарственным обеспечением, проблемы с профилактикой и ранним выявлением, чисто формальная пропаганда здорового образа жизни — все это реалии отечественной системы здравоохранения. Еще одной национальной бедой является непрофессионализм и низкая эффективность труда медицинских работников. Чиновники, эксперты и потребители медуслуг в один голос заявляют о дефиците врачей и медсестер, особенно в вымирающих промышленных моногородах и сельских районах. С одной стороны, с этим сложно поспорить: условия, в которых приходится им работать, вынуждают медработников или уходить из профессии, или перебираться в более «рыбные» места. С другой — данные Росстата свидетельствуют о том, что число врачей на 100 тыс. населения в России в полтора раза больше, чем в среднем по Европе: 501 против 328 (соотношение медсестер в России и Европе приблизительно такое же: 1056 на 778). При этом качество медицины там и здесь — несопоставимо.

Неутешительная статистика

Печальным следствием плачевного состояния отечественной медицины является низкая ожидаемая продолжительность жизни: 62,8 года у мужчин и 74,7 лет у женщин в России. В Европе в среднем этот показатель составляет 76,4 года у мужчин и 82,4 года у женщин. Показатели младенческой смертности в России также не радуют: 8,1 случаев на тысячу новорожденных. Хуже нас только все те же Болгария и Румыния, тогда как в большинстве стран ЕС этот индикатор составляет 3–3,5.

По количеству жертв дорожно-транспортных происшествий Россия более чем в два раза опережает большинство стран Евросоюза: у нас в стране на 100 тыс. жителей жертвами автопроисшествий становятся 20 человек, в большинстве европейских стран — менее десяти. При том что по количеству легковых автомобилей на душу населения мы проигрываем Европе. Здесь на первый план выходит не столько проблема качества медицинской помощи (хотя и она играет не последнюю роль), сколько отвратительное состояние дорожной сети, недоразвитость транспортной инфраструктуры, устаревшие стандарты проектирования и строительства дорог. Именно эти факторы влекут за собой незавидное лидерство по числу смертей в автомобильных авариях.

Не менее прискорбно, что Россия пасет задних и по так называемому индексу развития человеческого потенциала, а также по коэффициенту Джини, который является показателем неравенства доходов. Индекс человеческого потенциала складывается из состояния трех базовых элементов: долголетие и здоровье, доступность знаний и уровень жизни. По состоянию на 2010 год индекс развития человеческого потенциала в России году составил 0,72 балла, тогда как даже у европейских аутсайдеров Румынии и Болгарии он выше — 0,74 и 0,76 балла соответственно. Что касается неравенства доходов, то российский коэффициент Джини зафиксирован на уровне 42%, тогда как, например, в Швеции, Чехии и Дании он не превышает 25–27%.

Общее неблагополучие России сказывается и на проблемах семьи, детства и материнства. Коэффициент естественного прироста населения показывает в нашей стране отрицательную динамику «–1,7» в 2010 году. Но с 2000 года, когда этот показатель составлял «–6,6», ситуация несколько улучшилась. Однако не стоит забывать, что естественные потери российского населения в значительной мере компенсируются мигрантами из стран бывшего СССР. К тому же некоторый всплеск рождаемости последних лет по всем законам неминуемо сменится спадом, который откорректирует демографическую ситуацию в отрицательную сторону. В Европе коэффициент естественного прироста составляет, в среднем, «+1», а абсолютным лидером по этому показателю является Ирландия — «+10,2». Вместе с тем отрицательный прирост населения — не признак исключительности России: например, в благополучной Германии он еще меньше — «–2,3», а в Болгарии, Венгрии и Латвии — около «–3,5».

Число браков на тысячу человек в России является самым высоким в Европе — 8,5 (в среднем в два раза выше, чем в любой стране ЕС). Однако это преимущество нивелируется самым высоким на континенте уровнем разводов: 4,9 на тысячу человек, что также примерно в два раза выше, чем в Европе.

Россияне обделены доступом к современным источникам информации и средствам коммуникации. Это не относится к мобильной телефонной связи: число абонентов в России составляет 1663 на тысячу жителей, и это самый большой показатель в Европе. Однако с количеством пользователей интернета картина прямо противоположная. В России всего лишь 47% жителей имеют доступ к Глобальной сети. Меньше только у Греции, Болгарии и Румынии. По количеству подключенных к интернету домохозяйств дела обстоят еще хуже: всего в 42% российских квартир стоит компьютер, подключенный к «всемирной паутине». В Швеции, например, пользователями интернета являются девять из десяти жителей, а средний показатель по ЕС — 697 пользователей на тысячу человек.

Куда уходят деньги

Если вернуться к вопросу о распределении бюджетных средств, то сравнительные показатели России и Европы способны многое объяснить. Как было сказано выше, здравоохранение в России не является бюджетным приоритетом: на него тратится всего 3,8% ВВП. Та же ситуация и с образованием — 4,2%. По сравнению с Европой Россия оказывается в арьергарде. Например, в Дании на образование тратится 7,8% ВВП, в Швеции — 6,6%, в Бельгии — 6%. Расходы бюджета Франции на здравоохранение составляют 8,8% ВВП, Германии — 8%, и даже в относительно небогатой Португалии этот показатель равен 7,1%.

При этом численность студентов на 1 тыс. человек в России по-прежнему остается одной из самых высоких в Европе — 69 человек (в большинстве остальных стран — около 40). Высок в нашей стране и общий уровень охвата образованием различных ступеней. Впрочем, здесь уместно поставить вопрос о качестве образования в большинстве российских университетов и о том, насколько вообще правомочно называть их высшими учебными заведениями. Но это уже совсем другая история.

В целом же, структура расходов госбюджета по функциональному типу наглядно демонстрирует, в чем заключается разница между Россией и Европой и почему мы в обозримом будущем не будем жить так, как живут на Западе. Мы являемся континентальными лидерами по расходам на содержание государственного аппарата (21,5% от консолидированного бюджета) и на оборону, общественный порядок и безопасность (14,2%). Средние значения по этим статьям в Европе —14,6% и 7,6% соответственно. Зато Россия уступает европейским соседям по расходам на образование (10,7% против 12,7%), здравоохранение (10,1% против 12,3%) и социальную защиту (25% против 35,9%). Эти цифры говорят сами за себя.

При этом мы не только не реализуем свой экономический потенциал и не используем свои сильные стороны для повышения качества жизни, но даже не можем разобраться, что является нашим достоинством, а что — недостатком. Например, в ходе недавнего общения с гражданами в прямом эфире премьер-министр РФ Владимир Путин с гордостью заявил, что госдолг России — «минимальный для развитых экономик», около 10% ВВП. «Скажем, в Италии (государственный долг) — 145%, по-моему, к ВВП страны, в Греции — 162%, в Японии — 200 с лишним процентов к ВВП страны. А у нас — 10%, из них внешний долг — всего 2,5%, почти ничего. У нас здоровая экономика, и на этой базе мы можем успешно развивать и социальную сферу», — сказал глава правительства.

В то же время главный экономист компании «Финам Менеджмент» Александр Осин связывает высокое качество жизни в Европе именно с большим госдолгом. «Бюджетные системы несбалансированы и в России, и в ЕС. Но в РФ бюджетная система просто жестче европейской… Неэффективное госуправление в ЕС компенсируется активным наращиванием долга – государственного, корпоративного, частного», — отмечает эксперт.

Что дальше?

Сопоставительный анализ Росстата основан на официальных цифрах, которые предоставляют в Министерство экономического развития другие министерства и ведомства. Статистический сборник выпущен органом государственной власти, а власти в России (так уж сложилось исторически) не любят говорить о своих ошибках и недоработках. Так что заподозрить Росстат в сгущении красок вряд ли возможно: корректировка данных если и необходима, то только в сторону приуменьшения наших достижений.
Впрочем, какими бы ни были сопоставительные данные за отдельно взятый год, самое главное, чтобы они послужили для государства стимулом для коррекции социально-экономической политики. Если этого не произойдет, статистические сводки останутся грудой никому не нужных цифр, а мы так и будем жить в стране, которая считается Европой лишь по географическому недоразумению.

Антон МЕСНЯНКО

© 2008 «ОБЩЕСТВО ПРАВОСЛАВНЫХ ВРАЧЕЙ РОССИИ»
Разработка Океанит