Поиск
Сегодня
СРЕДА
20 января
по новому стилю
/
 
7 января
по старому стилю
Православный календарь
Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru

На главнуюКарта сайтаКонтакты
Новости
«Ради детей чрева моего»


http://www.pravoslavie.ru/guest/31083.htm

«Ради детей чрева моего» (Иов 19: 17)
Беседа с врачом Еленой Егоровой

Развитие биомедицинских технологий ставит перед православным человеком массу вопросов. Казалось бы, современная медицина, опираясь на новейшие достижения в области биотехнологий, может предложить людям новые возможности на пути разрешения их проблем. Например, бесплодным родителям может помочь обрести долгожданное дитя или уже на ранних сроках беременности предупредить родителей о возможности развития у ребенка какого-либо заболевания и помочь преодолеть эту опасность. Но с другой стороны, зачастую преодолеваются эти проблемы с помощью технологий, неприемлемых для православного человека, поскольку они содержат реальную угрозу жизни человека на стадии его эмбрионального развития. Для обоснования и некоторого оправдания подобного рода манипуляций используются представления о так называемых «репродуктивных правах человека», широко пропагандируемые сегодня. «Данная система взглядов предполагает приоритет половой и социальной реализации личности над заботой о будущем ребенка, о духовном и физическом здоровье общества, о его нравственной устойчивости. В мире постепенно вырабатывается отношение к человеческой жизни как к продукту, который можно выбирать согласно собственным склонностям и которым можно распоряжаться наравне с материальными ценностями» (Основы социальной концепции Русской Православной Церкви).

В принятых на Архиерейском Соборе РПЦ в 2000 году Основах социальной концепции РПЦ духовное осмысление проблем биоэтики раскрыто в разделе XII, где, в частности, отмечено: «Формулируя свое отношение к широко обсуждаемым в современном мире проблемам биоэтики, в первую очередь к тем из них, которые связаны с непосредственным воздействием на человека, Церковь исходит из основанных на Божественном Откровении представлений о жизни как бесценном даре Божием, о неотъемлемой свободе и богоподобном достоинстве человеческой личности, призванной “к почести вышнего звания Божия во Христе Иисусе” (Флп. 3: 14), к достижению совершенства Небесного Отца (см.: Мф. 5: 48) и к обожению, то есть причастию Божеского естества (см.: 2 Пет. 1: 4)». Поэтому всякий раз, когда ставится вопрос о реализации «репродуктивных прав», мы должны исходить из следующих фундаментальных положений. Во-первых, мы должны осознавать безусловную ценность личности человека, на какой бы стадии развития он ни находился. И, во-вторых, должны помнить и соблюдать все те нормы нравственности, которые свойственны христианину, то есть нормы евангельские.

Можем ли мы, используя новейшие биомедицинские разработки, помочь себе и своим близким, не причинив в то же время никому вреда и не угнетая тем самым свою душу? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно больше знать о том, что представляют собой эти технологии, в каких случаях к ним обращаются и каковы при этом возможные риски как для матери, так и для вынашиваемого ею ребенка. Об этом мы попросили рассказать кандидата медицинских наук, врача высшей категории, заведующую гинекологическим отделением 12-го лечебно-диагностического центра Министерства обороны России Е.А. Егорову.

– Елена Анатольевна, современная медицина предлагает семьям, переживающим бездетность, метод искусственного «экстракорпорального оплодотворения» (ЭКО). Но этот метод получил недобрую славу в православной среде по той причине, что не все зачатые эмбрионы сохраняются, а отбираются лишь самые жизнеспособные. При таком подходе остальные эмбрионы уничтожаются, то есть попросту убиваются, а убийство – один из самых тяжких грехов. Предусматривается ли в современном подходе к этому вопросу возможность сохранения всех эмбрионов?

– Это происходит немного не так. Суть этого метода состоит в том, что у женщины берутся яйцеклетки в том количестве, в каком она сама захочет, и затем в лабораторных условиях они оплодотворяются спермой мужа. Часть эмбрионов, как правило, через несколько дней прекращают свое развитие и отмирают, часть подсаживаются в матку мамы, а оставшаяся часть развивающихся эмбрионов консервируется. Например, если взяли у женщины пять яйцеклеток, то все пять эмбрионов проходят стадию лабораторного развития. Если один или два из них через некоторое время сами отмирают, то остальные развиваются нормально. Если женщине еще нет 40 лет, то обычно два эмбриона подсаживаются в матку мамы, а остальные консервируются до использования в будущем.

– А на какой максимальный срок можно законсервировать эмбрион? Не теряет ли он при этом способности к жизни?

– Эмбрионы консервируются по желанию супругов на срок до десяти лет. Что касается выживаемости эмбрионов, то, к сожалению, сам процесс заморозки для некоторых эмбрионов оказывается очень болезненным, и они погибают.

– В таком случае можно ли взять у женщины только две яйцеклетки и два эмбриона имплантировать? Если да, то какова вероятность, что эти эмбрионы приживутся?

– Как правило, до сорокалетнего возраста в матку женщины имплантируется два эмбриона. Что касается статистики, то это 15% вероятности, что получится двойня и 48–49%, что приживется хотя бы один эмбрион. Можно имплантировать и один эмбрион, но вероятность, что он приживется, составляет всего 10%.

– А существуют ли какие-то альтернативные способы искусственного оплодотворения? Например, если бесплодием страдает муж?

– Реально существуют только ЭКО и ИКСИ.

– А что такое ИКСИ?

– В том случае, если у мужчины очень низкая фертильность спермы или ему ранее делали операцию, и у него нарушен сперматогенез, мы можем предложить такой метод как ИКСИ. В этом случае делается пункция яичка у мужчины и берется его сперма, которую соответствующим образом обрабатывают. Этой спермой производятся искусственное оплодотворение яйцеклетки и последующая подсадка ее к матери, то есть, по сути, делается то же ЭКО.

– Раскройте, пожалуйста, такое понятие как «суррогатное материнство»?

– Если женщина по каким-то причинам не может сама выносить плод, обычно в силу какого-либо заболевания, то другая женщина предоставляет свой орган для вынашивания и развития ее эмбриона. Оплодотворение может производиться либо искусственным путем, либо естественным, и потом эмбрион пересаживается в такую «суррогатную мать».

– Не возникает ли затем конфликт между матерью биологической и матерью социальной? Ведь не секрет, что в период вынашивания создается близкая душевная связь между матерью, которая «носит под сердцем», и ребенком, и, наверное, ей потом трудно расстаться с этим ребенком?

– В том случае, когда для женщины это единственный шанс иметь своего ребенка, она может решиться пойти на такой шаг. У меня есть пациентка, которая в силу соматических заболеваний никогда сама не сможет выносить ребенка. Она имеет двоих детей, использовав услуги «суррогатной матери», которая живет на Украине. Вынашивание чужого плода для той женщины – та же работа, которая дает ей возможность кормить своих детей. Она, конечно, тоже по-своему любит ребенка, когда его вынашивает, но морально она всегда готовит себя к тому, что с ним придется расстаться. Но часто встречается такая ситуация, когда женщина, выносившая чужой плод, просто не может потом расстаться с этим ребенком. Поэтому прежде чем решиться на такой шаг, и супруги, и будущая «суррогатная мать» должны взвесить все возможные последствия такого вынашивания. Здесь огромный риск для тех и других.

– Развитие генной инженерии позволяет определять склонность человека и его потомства к тому или иному заболеванию. Существует и генная терапия половых клеток. На что направлено развитие данной области?

– По сути, все разработки в этой области направлены на то, чтобы сохранить генофонд населения, потому что индекс здоровья женщин и детей в настоящее время составляет лишь 30–40%. Сейчас очень много патологий, и эта область как область медицины призвана оздоровить генофонд нации.

– В последнее время все большее распространение получили и методы пренатальной (дородовой) диагностики, позволяющие определить болезнь на ранних стадиях внутриутробного развития. Насколько они безопасны для здоровья ребенка?

– Когда у женщины на сроке 21–22 недели анализы крови вызывают подозрения, например на синдром Дауна или какое-либо генетическое уродство, но для подтверждения диагноза анализов крови недостаточно, и врач неуверен в реальности опасности, то применяется такой метод как амниоцентез, который практически на 100% покажет наличие отклонений у ребенка. У женщины берутся амниотические воды, и полученную пробу выращивают в питательной среде в лаборатории. Весь процесс занимает от одной до четырех недель. Если диагноз подтверждается, то чаще всего женщине предлагается искусственное прерывание беременности. Но независимо от результатов амниоцентеза эта процедура сама по себе представляет некоторую опасность для плода. Иногда возникает отторжение плода, очень редко, но все же встречаются случаи заражения матки, что может вызвать преждевременную родовую деятельность. Если такая инфекция проникнет в матку, это произойдет в течение нескольких дней после процедуры. У этого способа есть свои недостатки, но реально только таким образом мы может поставить достаточно точный диагноз возможного развития у ребенка отклонений.

– Предположим, что у ребенка определили склонность к серьезному заболеванию. Не будет ли это провоцировать у женщин желание сделать аборт, ведь в нашей стране, как известно, очень многие склонны таким образом поступать с нежелательной беременностью?

– Во-первых, эту процедуру можно сделать только по социальным показаниям, то есть если у врача возникли серьезные подозрения на развитие порока у плода. По собственному желанию матери эта процедура не делается. Во-вторых, конечно, в наше время часто, если диагноз подтвержден, женщины решаются на прерывание беременности, потому что бывают психологически совершенно не готовы к такому повороту событий. Поэтому супруги, прежде чем решаться на процедуру такого рода, должны хорошо подумать, готовы ли они будут в случае подтверждения диагноза принять верное, взвешенное решение. Вообще к рождению больного ребенка супруги должны приготовиться заранее. Для этого еще до беременности супругам желательно обоим пройти консультацию у генетиков на вероятность развития у их будущих детей того или иного заболевания.

– Такие методы позволяют только выявить возможность заболевания или же помогают как-то преодолеть сам риск заболевания?

– К сожалению, мы можем только диагностировать. Пока генетика не поддается лечению.

– Должна женщина как-то готовиться к беременности?

–Она должна обследоваться на все урогенитальные инфекции, посмотреть свой гормональный профиль, обязательно пройти узких специалистов, сделать ЭКГ. За три-четыре месяца до беременности надо пропить хороший комплекс витаминов. Кроме этого очень важную роль играет настрой. Не нужно загонять себя в какие-то узкие временные рамки и падать в обморок после наступивших месячных. Когда женщина ожидает, что вот-вот забеременеет, то это может долго не происходить, этому мешает сам ее настрой. Если со здоровьем все нормально, а беременность не наступает, надо успокоиться, переключиться на что-то другое. В свое время все встанет на свои места.

– Вы – врач-практик с более чем двадцатилетним стажем. Скажите, пожалуйста, меняется ли в настоящее время картина женского здоровья. Ведь многие заболевания зависят от условий жизни человека, которые по многим параметрам в России изменились к худшему. Взять хотя бы экологию или участившиеся в последнее время в связи с кризисом депрессивные состояния. Влияют ли эти факторы на женское здоровье?

– Картина женского здоровья меняется в худшую сторону в большей степени не из-за этого, а из-за сексуальной распущенности и ослабления моральных устоев в семье. Девочки уже не получают в семье правильных понятий об интимной стороне жизни. Сейчас представления о порядочности, важности сохранения девственности, важности моногамного брака практически полностью исчезли. Ко мне обращались девочки с просьбами лишить их девственности, потому что это стало не модно. У современных девушек в определенном возрасте из-за того, что они еще девственницы, начинается комплекс неполноценности, потому что некоторые «партнеры» отказываются из-за этого вступать с ними в отношения.

– А чем, с медицинской точки зрения, вредна для женщины «полигамия» в половых отношениях?

–«Полигамия» почти всегда приводит к наличию урогенитальной инфекции. Из-за частой смены «партнеров» нарушается гормональный фон, и в результате возникают различные воспалительные процессы. Нарушаются функции яичников, развивается непроходимость труб воспалительного характера, различные миомы, эндометриозы, эндоцервикозы, и, как венец всего этого «букета», женщина становится бесплодной. Все это, как правило, связано с инфекциями, особенно если иммунитет женщины ослаблен, а он ослаблен у каждой второй.

– Насколько мне известно, ваша кандидатская работа была связана с выявлением зависимости заболеваний от иммунного статуса человека.

– Я писала кандидатскую работу на тему «Влияние амексина на процессы гиперплазии эндометрии». Работа проводилась совместно с онкоцентромкафедры иммунологии. Мы брали для обследования 50 женщин детородного возраста (25–45 лет) с различными патологиями, например с миомой, эндометриозом, и бесплатно их обследовали. Брали иммунный статус, обследовали щитовидную железу, молочную железу, делали УЗИ внутренних половых органов. В результате у всех женщин выявилось наличие вторичного иммунодефицита, у всех было заболевание щитовидной железы различного характера, у каждой второй была мастопатия. Мы доказали, что все эти заболевания были связаны с иммунным статусом. Когда стали выяснять причины пониженного иммунного статуса, оказалось, что у всех женщин было несколько половых «партнеров» и, как следствие, наличие различных инфекций, которые, в свою очередь, привели к последующим заболеваниям.

– А такая половая распущенность сказывается впоследствии на потомстве женщины?

–Если женщина является носителем инфекции, например уреаплазмы, герпеса или хламидиоза, то, когда она рожает, ребенок, проходя через родовые пути, воспринимает через глазки, через половые органы инфекцию матери и становится ее носителем. Эти вирусы уже у ребенка вызывают различные вторичные заболевания. Это может быть и пневмония, и стрептококки, и стафилококки, и все что хотите. Некоторые вирусы лишают женщины возможности родить самостоятельно. При герпесе, например, необходимо родоразрешение через кесарево сечение.

– Всем известен факт, что аборт очень негативно отражается на женском здоровье. Есть ли заболевания, которые вызваны непосредственно абортом?

– Самое страшное последствие аборта – бесплодие. Пятая часть женщин, которые сделали даже один аборт, остаются на всю жизнь бесплодны. Потом, конечно, это сильная психологическая травма. Чаще всего на аборт приходят молодые девочки, которые при ненужной половой связи забеременели. Они скрывают это от родных и в ужасе прибегают делать аборт. Если проследить жизнь такой девочки, то откроется примерно следующая картина. Лет через пять-десять эта девочка находит своего единственного и выходит замуж, к тому времени уже, может быть, позабыв, что когда-то сделала аборт. И она не беременеет. Она начинает расхлебывать последствия своей юношеской ветрености. Некоторые настолько «зацикливаются» на ожидании беременности, что бывают случаи шизофрении. Бывает, что семьи распадаются оттого, что муж очень хочет своих детей, а жена бесплодна. Это очень тяжело переживается, когда люди через десять-пятнадцать лет осознают, что они сделали, а исправить уже ничего нельзя. Поэтому так важна пропаганда стойких моральных устоев в семье. А семья сейчас не играет роли гаранта нравственности. Какое-то время я работала во Фрязинской городской больнице, и мы ходили в школы обследовать девочек и проводить с ними беседы. В 12 лет многие из них уже жили половой жизнью. У них было такое восприятие мира, что если они не попробуют, то они хуже всех. Это самая настоящая половая распущенность.

Мама должна учить свою девочку не совершать тех ошибок, которые она сама, может быть, совершила в юности. И мальчика родители должны научить, чтобы он искал свою единственную и любимую, которая будет с ним всю жизнь. Правильное половое воспитание должно исходить из семьи. Принципы, по которым живут родители, наследуют и их дети. А если и в семье атмосфера распущенности, то чего можно ожидать от детей?

– Иногда врач предписывает женщине сделать аборт по причине серьезной угрозы для ее собственной жизни. В каких случаях это может быть?

– Чаще всего это бывает при почечных и сердечных патологиях. Такие женщины почти всегда не могут сами родить ребенка: создается очень серьезная угроза для жизни самой женщины. Я могу привести пример из своей семьи. Моя тетя родила первого ребенка без каких-либо проблем. В 32 года она умерла во время вторых родов – отказала почка. Потом оказалось, что у нее была всего одна почка, а она об этом даже не знала. Поскольку первая беременность была в 21 год, одна почка справилась с нагрузкой, и все протекло благополучно. Вторых родов эта почка уже не выдержала.

Бывают случаи внематочной беременности. Это бывает, как правило, следствием анатомического дефекта, с которым рождается девочка. Например, если она родилась с извитыми маточными трубами. Если вовремя диагностировать внематочную беременность, то женщину можно спасти и сохранить ее трубы. Если до шести недель врач заподозрит внематочную беременность, то есть что плод развивается не в матке, а в трубе, женщину необходимо укладывать на операцию и удалять эмбрион. Если это не будет сделано вовремя, женщина подвергается смертельной опасности. В таком случае, если ее удается спасти, она, скорее всего, останется бесплодной.

Итак, из полученных сведений мы можем сделать некоторые выводы. Когда идет речь об «экстракорпоральном оплодотворении», то наша христианская позиция должна исходить из признания человеческого достоинства даже за эмбрионом. И с этой точки зрения, разрешение проблемы бездетности методом ЭКО представляется весьма сомнительным. Самая основная причина такого отношения заключается в том, что этот метод предполагает неизбежный и очень высокий риск потери полученных эмбрионов. Риск этот неизбежен потому, что многие процессы здесь не поддаются медицинскому контролю. Во-первых, почти всегда есть доля таких эмбрионов, которые сами погибают уже на стадии лабораторного исследования, то есть в течение первых дней со дня их зачатия. Во-вторых, имплантация эмбрионов в матку матери всегда предполагает риск потери некоторых эмбрионов в самой матке. Так как этот риск очень велик, то имплантируют сразу несколько эмбрионов в надежде, что хотя бы один из них приживется. В-третьих, даже если попытаться избежать потери эмбрионов и подсадить матери два или даже один эмбрион, то и здесь процент вероятности сохранения и развития зародившейся жизни очень невелик. В первом случае это, как мы видели, 48–49% вероятности, а во втором всего лишь 10%. Ну и, наконец, в-четвертых, если бы мы захотели сохранить все эмбрионы, законсервировав их на будущее, то и здесь мы рискуем их жизнью, так как некоторые из них не выдерживают процедуры консервации и погибают. Итак, в любом случае ЭКО предполагает огромный риск потерять полученные эмбрионы, а рисковать чужой жизнью мы не вправе.

«Суррогатное материнство» изначально предполагает вмешательство третьей стороны в такой важнейший процесс, как деторождение. В контексте благословенной Богом семьи это представляется совершенно недопустимым, ибо, если двоих людей Бог сочетал в единое целое, то из этого единого целого и должны рождаться дети.

В защиту подобного способа рожать детей иногда приходится слышать такой аргумент, что в прежние времена матери, не могущие вскормить своих детей грудью по причине оскудения грудного молока, давали своих грудничков другим матерям, еще имеющим молоко, которые вскармливали помимо своего малыша еще и чужого. Но подобная аналогия в данном случае не уместна. Одно дело – найти подходящую замену материнскому молоку, каковое может с равным успехом заменить и молоко посторонней женщины, и молоко козы, и большого ущерба от этого малыш не претерпит. Другое дело – выносить ребенка. В период вынашивания мать и ребенок составляют единый организм: у них единая кровяная система, фактически единый питательный процесс. Младенец воспринимает от мамы не только питательные элементы, поступающие к нему от нее через кровь, но и все многообразие ее душевных движений. Радуется мать – радуется и ребенок, находящийся внутри нее; скорбит мать – скорбит вместе с ней и он. Ее отношение к миру и окружающим людям впитывается ребенком уже в этот период. И этим периодом во многом определяется справедливость поговорки, что «яблоко от яблоньки недалеко падает». Ребенок во многом может быть похож именно на мать, которая его выносила.

Кроме этого, в эмбриональный период между матерью и ребенком устанавливается особая душевная связь, и она также очень важна для будущих взаимоотношений между матерью и ребенком. Для женщины, которая его выносила, может показаться совсем нелегким испытанием время разлуки с тем, кого она носила «под сердцем» девять месяцев. И ребенок впоследствии может обнаружить недостаток взаимопонимания и любви в отношениях с той, которая его не выносила. Здесь же этот момент не учитывается. Итак, эта методика предполагает разрушение глубокой эмоциональной и духовной близости, устанавливающейся между матерью и младенцем уже во время беременности. «Суррогатное материнство» травмирует как вынашивающую женщину, материнские чувства которой попираются, так и дитя, которое впоследствии может испытывать кризис самосознания.

Что же касается амниоцентеза, то есть распространенного сейчас метода дородовой диагностики, то, с точки зрения нравственных критериев подхода к деторождению, его трудно оценить с положительной стороны. Во-первых, налицо хоть и небольшая, но все же опасность вызвать отторжение плода. Во-вторых, не только амниоцентез, но и другие методы дородовой диагностики позволяют только выявить наличие заболевания или возможность его развития у плода, а никак не излечить его. И выявленные результаты, подтверждающие предварительный диагноз, могут иметь двоякие последствия. Либо, если родители малыша окажутся людьми верующими, это будет принято как Богом данный крест, который нужно понести; либо, как очень часто бывает, полученный результат становится непреодолимой мотивацией к избавлению от плода, и совершается аборт. А наша страна, как известно, и без того побивает все рекорды по количеству абортов.

Пренатальная диагностика может считаться нравственно оправданной, если она нацелена на лечение выявленных недугов на возможно ранних стадиях, а поскольку на данный момент это невозможно, то и целесообразность такой диагностики очень сомнительна. Человеку верующему это может лишь помочь заранее психологически подготовиться к предстоящим трудностям, связанным с болезнью ребенка, но без этого можно и обойтись, учитывая ту опасность, которая с этим связана. Людям же неверующим пренатальная диагностика предоставляет только еще один повод к совершению одного из самых страшных и самых распространенных в наше время грехов, каким является аборт.

Беседовал священник Димитрий Выдумкин

© 2008 «ОБЩЕСТВО ПРАВОСЛАВНЫХ ВРАЧЕЙ РОССИИ»
Разработка Океанит